Вторник , Май 23 2017
ВАЖНО:
img2297801

Трагедия Мехмана Гусейнова

Накануне в допотопном Шувелянском остроге оказался молодой фотограф Мехман Гусейнов. Фотографа посадили по липовым обвинениям, — так сразу же в один голос заявили все западные правозащитные организации и журналистское сообщество. Так фотографа или блогера? Кто он, Мехман Гусейнов? К этому вопросу мы еще вернемся. А пока все же заострим свое внимание на гневно-обличительном заявлении западных правозащитников.

Мехман Гусейнов

Они восприняли арест Мехмана Гусейнова, как новое проявление борьбы с критическими голосами в нашей кавказской стране, и потребовали его незамедлительного освобождения. Заявления заполнены крикливыми и набившими оскомину шаблонными клише. Допустим, арест Мехмана Гусейнова – это новое заблуждение неоавторитарного режима.

Но ведь в это же время арест Мехмана остался в тени другого вопиющего и беспрецедентного репрессивного акта.

За два дня до ареста Мехмана Гусейнова была арестована супруга фаворита президентской гонки во Франции Франсуа Фийона. Бедную Пенелопу арестовали по совершенно смешному и надуманному поводу в рамках дела о липовом трудоустройстве. Нейтрализация неугодных кандидатов в предвыборных кампаниях во Франции стала славной традицией. До сих пор история нелепого секс-скандала, в который угораздило попасть экс-главе МВФ Доминику Стросс-Кану – ироничная притча во языцех. Конечно же, это была самая примитивная ловушка, ибо достаточно взглянуть на «пассию» кандидата президента – уродливую горничную в гостинице, чтобы принять близко к сердцу коварство политической диверсии. Не будем углубляться в прочие подтасовки на Родине-колыбели европейской демократии, и в свете ареста супруги Фийона зададимся крамольным вопросом – почему же смолчали западные правозащитники? Неужели арест юного фотографа, именуемого блогером, Мехмана Гусейнова по своему масштабу превосходит задержание жены Фийона. В случае с Мехманом вмешались даже французские правозащитники из «Репортеров без границ». Они-то остались безучастными и равнодушными к бархатной ликвидации фаворита президентской гонки.

Пенелопа Фийон

А теперь представим в своем воображении, что предвыборная гонка проходит не в Париже, а в Баку. И задерживают не супругу Фийона, а скажем, дочь Джамиля Гасанлы. Как во время прошлых президентских выборов в Азербайджане. Помните реакцию европейских правдорубов? Помните, как рвал на себе рубаху еврокомиссар по правам человека Нилс Мужниекс?

Если в объективе Азербайджан, то безусловно, доминирует примат либеральной теории прав человека. Надо бы навести тень на плетень. А если требуется нейтрализация кандидата в президенты во Франции, то это всего лишь вопрос трудоустройства, либо репутационные издержки, на худой конец имиджевая потеря. Не более того!

Совсем недавно президент США Дональд Трамп, который в процессе политической эволюции превратился из изгоя в общенационального любимца – подумать только, ему стоя аплодируют конгрессмены, которые до вчерашнего дня не верили в победу своего однопартийца, — открыто заявил, что ненавидит «Нью-Йорк Таймс» – совесть американской нации, которая критикует главу государства. А Белый дом не пустил на встречу с президентом издания и телеканалы, критикующие Трампа.

Парадоксально, но буквально накануне ночью Госдеп обнародовал традиционный доклад о правах человека во всем мире, где нашлось место и Азербайджану. Так вот, американская администрация ставит в вину властям Азербайджана тенденциозное отношение к оппозиционной газете «Азадлыг». Спрашивается – почему Трамп имеет право на неприязнь к главному изданию США, а вот Ильхам Алиев не имеет права, мягко говоря, не любить желтый огрызок бумаги?

С другой стороны, о каком праве на критику могут заявлять на Западе, если несколько недель назад, совсем недавно, в день инаугурации Трампа задерживают двух тележурналистов Александра Рубинштейна и Эвана Энджела. Эти журналисты так же, как и Мехман Гусейнов, снимали на камеру разгон демонстрантов. Но их задержали в центре Вашингтона, более того — обвинили в участии в беспорядках. Им грозило до 10 лет лишения свободы!

Александр Рубинштейн

Еще один свежий пример. А как западные и местные правозащитники объяснят задержание 25 января в аэропорту Флориды сына легендарного боксера Мохаммеда Али – Мохаммеда Али-младшего вместе с матерью? Миграционные службы придрались к цвету кожи сына великого американца и допрашивали его на протяжении двух часов! Правоохранительные органы США допрашивали Мохаммеда Али и его мать об их вероисповедании. И все это происходит в самой демократической стране мира?

А как быть с показательно скандальным делом вокруг Удо? Ведь спецслужбы Германии буквально заставили немецкого журналиста подписаться под состряпанной в кабинетах БНД статьей о Ливии. Он открыто признал, что отказ спецслужбам равносилен суициду. Я уже не говорю про известного фотоблогера Таро Т. из Гамбурга, с которым я лично встречался. Он до сих пор скрывается от полиции и живет на нелегальном положении. Немецкая полиция недовольна его блогами, в которых он жестоко высмеивает полицейских, разгоняющих митинги левых.

Таро Т.

По логике западных правозащитников и еврокомиссара складывается эпическая картина – среди всех этих ворон, включая сотню гюленистов-журналистов, раздавленных в застенках соседней Турции, лишь сугубо одна белая ворона в образе Мехмана Гусейнова заслуживает особого внимания, поощрения и гвалта на весь сумасбродный мир.

А теперь вернемся к главному вопросу, озвученному в преамбуле – кто же этот Мехман? Фотограф или блогер? И за что же его посадили?

Малообразованный мальчуган, типаж хиппиподобный, яркий представитель поколения G, взращенный своим же братом – таким же фотографом Эмином Гусейновым на «планете фейсбука», без четких жизненных ориентиров…

Мехман не учился в школе, не заканчивал университетов, не читал книжек, рос в коридорах института репортеров, кстати, там же и ночевал с планшетом в руках. Старший брат объяснял Мехману, что жизнь – это политика, хлеб – борьба, власть – это зло, а оппозиция – добро. Возможно, если бы Мехман воспитывался и рос в нормальных условиях, он смог бы реализовать свои способности. Вероятно, он стал бы талантливым фотохудожником и поражал бы нас своим арт-творчеством. А может быть и художником, либо скульптором. Но он, считайте, родился в оппозиционном институте Эмина Гусейнова, рос там, заслушивался в своем отрочестве революционными речами (ведь около 10 лет именно в этом институте и проходили все оппозиционные тусовки)… И, скажем, Али Керимли стал для него таким же Д’Артаньяном, как и для любого подростка, у которого было обычное отрочество. Он не читал Дюма, и он не знал, кто такой Д’Артаньян. Для него А.Керимли и стал образом средневекового гасконца. Хадиджу Исмайлову он воспринимал, как Наташу Ростову. А Ису Гамбара – Иосифом Сталиным с кустарной табакеркой. Поверьте, он даже не читал «Золотую табакерку». Иначе увидел бы там себя – сироту Янку, сына лесника.

Человеку сломали жизнь, исковеркали судьбу. Нет, не власти, которым ничего не оставалось, как изолировать от общества юного нарцисса, возомнившего себя совестью нации. Наш Гавел – Мехман! Разве не смешно? Ему жизнь сломали родные и близкие, в частности, брат Эмин Гусейнов, поселив подростка, которому в школу бы ходить, в оппозиционной тусовке. Это и был единственный университет в его жизни.

А затем он превратился в некий пульт управления от детонатора в руках своих культов-лжегероев – Д’Артаньяна, Наташи Ростовой и Пиноккио-Керимли. Мехмана бросили на амбразуру… Вот таких подростков и бросают на амбразуру без зазрения совести. Не он первый, не он последний. Безнравственно, подло, унизительно!

Поколение G со своими сказочными героями

И вот теперь с бесстыдным упорством, вместо того, чтобы спасти судьбу юродивого, хилого и полуголодного юноши, задуматься над трагедией мальчика, который пропустил все уроки и не пошел учиться в университет, из него лепят образ некоего нового Неймата Панахова образца 2018 года.

Очнитесь, обернитесь, и трезвым взглядом посмотрите на сегодняшний мир. Да, безусловно, были времена, когда непросвещенный Неймат в Азербайджане либо слесарь Лех в Польше на гребне волны всенародного протеста или любви поднимались на вершину политического Олимпа. Эти времена ушли, и не скажу что безвозвратно. История – это сложная многоуровневая спираль. И эти времена когда-нибудь вновь обязательно вернутся. Но сегодня арестовывают жену кандидата в президенты Франции, указывают на дверь «Нью-Йорк Таймс», а спецслужбы преследуют западных журналистов – тех самых, которые когда-то вызывали импичменты могущественных президентов.

Но в эти времена жалкая кучка душевнобольных, закомплексованных и порочных людей жаждут жить по законам ушедшего времени. Век-волкодав – безвозвратно ушел. Поверьте, оглянитесь вокруг и снова поверьте.

А Мехмана надо спасать и вызволять из тюрьмы. И его надо снова воспитывать, прививая ему любовь к науке, истории, математике и литературе. В конце концов, прививать любовь к языкам, и в первую очередь к своему родному, на котором он все еще плохо изъясняется. Его надо запереть не в камере узников, а в аудитории студентов! Не калечьте ослепленного юношу, ибо он не ведал, что творил…

Автор: Эйнулла Фатуллаев

05 Мар
12:22