Первое, чем тебя встречает Пальмира — шум взрывов, каждые полминуты оглашающие воздух. Если подняться на холм к цитадели, становится ясен их источник. Над домами поднимаются десятки столбов дыма. Слышатся глухие удары. Очереди взрывающихся боеприпасов. Русские саперы заняты разминированием города, улица за улицей. ИГИЛ начинил Пальмиру тысячами мин-ловушек. Их прятали под асфальтом, обернув в пленку, чтобы было труднее обнаружить. Вот почему Дамаск запросил помощь у московских специалистов.

«Президент позвонил напрямую Путину, — объясняет генерал Самир Сулейман. — И на самолетах прилетели бригады военных саперов». Разминирование — завершающая часть борьбы за Пальмиру. Неделю назад правительственные войска вошли в Пальмиру. Это самая значимая победа с тех пор, как 30 сентября прошлого года началось наступление на повстанцев при поддержке российских спецназовцев. Самая значимая победа против «Исламского Государства», одержанная после терактов в Брюсселе. Успех, позволяющий Башару Асаду провозгласить себя «защитником цивилизации» от зверства исламистов.

Саперы минобороны РФ в Международном противоминном центре ВС РФ в Нахабино готовятся к отправке в Сирию для разминирования Пальмиры

Город превращен в военную зону. Жителям тоже придется подождать несколько дней, прежде чем они смогут вернуться в свои дома. Нет ни воды, ни света. Передвигаться можно только в сопровождении военных. Сулейман показывает на воронку, разворотившую улицы за Музеем. «Мы едва не наехали на мину, — рассказывает он. — Но, к счастью, заметили выглядывающий из-под земли металлический кабель. За ИГИЛ воюют люди опытные. Многие из них — бывшие офицеры иракской армии. Они приготовились держаться до последнего. Заминировали все, даже памятники. Это была непростая победа. Но после пяти лет войны мы знаем, как с ними бороться».

Победная стратегия

В Пальмире находился самый крупный после Ракки контингент ИГИЛ. Около пяти тысяч боевиков. И неслучайно. Уже три тысячи лет город является воротами Ближнего Востока для тех, кто приходит с Запада. И воротами к Средиземноморью для тех, кто приходит с Востока. «Исламское государство» оккупировало его в мае прошлого года и в силу его географического положения превратило город в базу для атак на Дамаск. Перед городом клешнями смыкаются две гряды обрывистых холмов, тянущиеся из Ливана в великую сирийскую пустыню, они носят название Абу-Руджмейн и Ар-Рувак. Отправляясь из Пальмиры, боевики ИГИЛ могли незаметно перемещаться на сотни километров. Оба гребня были укреплены. Бункеры, укрытия в пещерах с минометами и ракетными установками. Исламисты контролировали единственную дорогу, которая ведет из города на Запад. До решающего штурма армия сначала должна была занять долину Байярат — замкнутый по бокам горными грядами треугольник.

Пальмиру отделяют от Дамаска 238 км. Последние 40, начиная от Базы-4, представляют собой военную зону. Дорога в долине Байярат — сплошная череда фортов. За кучами из песка и камней виднеются палатки и техника: бронированные Bmp-1, старые Т-55. Войска самообороны Дифаа ал-Ватани, под желтыми знаменами, ездят на больших пикапах, обшитых металлическими пластинами. На взлетных полосах военного аэропорта стоят 4 МиГ-21. Примерно через каждые 5 км расположены блок-посты. По бокам от дороги — почерневшие остовы разрушенных машин. Трупы убрали. Кроме одного, совершенно обуглившегося.

Братские могилы

Было ясно, что ИГИЛ проиграл. Он держался еще неделю, чтобы прикрыть отступление оставшихся сил. «Они потеряли тысячу человек», — оценивает Сулейман. Официально погибших в армии — 79. Исламисты увезли в собой все, включая сотни рабынь-езидок, привезенных в Пальмиру из Ирака в качестве награды солдатам. Они выкорчевали столбы ЛЭП, разрушили водопровод. Режим террора сохранялся до последнего. Вчера военные обнаружили братскую могилу с 50 обезглавленными телами.

Круглый фонтан на въезде в археологическую зону был переделан в орудие пыток. В металлическую клетку сажали узников. Обезглавленные тела оставляли в бассейне, пока он не наполнялся кровью. Сирийского археолога и хранителя «жемчужины пустыни» Пальмиры Халеда аль-Асада тоже держали здесь. Он не пожелал сообщать, где спрятал драгоценности и археологические памятники, которые исламисты намеревались продать на черном рынке.

Русский патруль

«Жемчужина пустыни» обезображена, но не разрушена. Храм Баалшамина сровняли с землей. Одна из арок, которые открывали и замыкали колоннаду, разрушена. Тетрапилон в сохранности. Театр II века тоже. Храм Бела, величайший шедевр I в. н. э., сильно пострадал: целла двойного портика превращена в груду обломков. Выстояла только входная арка. Внешние стены, относящиеся к исламскому времени, не были тронуты. В театре также проходили публичные расправы. Включая казнь 21 мирного жителя, которых переодели военными и обезглавили для устрашения военных.

Национальный музей в освобожденной Пальмире

На фоне развалин фотографируются на память солдаты: в руках калашниковы, пальцы подняты в форме победной «V». Подходит патруль в светло-зеленой униформе, фуражки с большими козырьками в колониальном стиле. Это русские. Ведут себя очень раздраженно. Через сирийского сопровождающего подзывают к себе тех, кто делал снимки. Саперы или спецподразделения? «Все знают, что в Пальмире есть русские», — кратко отзывается генерал. Но «они не хотят фото, вот и все». Однако ведут они себя как хозяева.

Ближайшие шаги

Однако для сирийцев русские — необходимые союзники. «Что сделала Европа? Поддержала повстанцев, „умеренных террористов“, которых финансировали и вооружали Турция и Саудовская Аравия, и вот пожалуйста, террор пришел к ней в дом. Мы защищаем Дамаск, единую и светскую Сирию, но также мы защищаем и Европу», — рассуждает генерал. Пальмира будет восстановлена «за пять лет». Сирия с помощью Аллаха будет освобождена «в течение года». Наступательный план предусматривает взятие Аль-Сухна, между Пальмирой и Дайр-эз-Заур, затем пограничный переход аль-Танаф на границе между Ираком и Иорданией, чтобы перекрыть снабжение с иракской стороны Халифата. Затем марш на Дейр-эз-Заур для освобождения осажденного гарнизона. И наконец, штурм Ракки.