Пятница , Апрель 26 2019
00

Нет плохих учеников, есть плохое образование: бери пример с Финляндии – ФОТО

Все мы учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь. Так сказал некогда классик, критикуя образование в свою эпоху, породившую меж тем гениев мысли, которых сегодня днем с огнем не сыщешь. «Все они» – имевшие доступ к образованию современники Пушкина и Лермонтова (также печально глядевшего на свое поколение), – знали по несколько языков, были любознательны, научены правилам этикета, много читали, много творили. И все равно подвергались критике, мол, совершенству нет предела. Но совершенство, судя по материалам современных российских СМИ, не только не было достигнуто, но и стало дальше по своей досягаемости.

Аналогичный процесс шел и идет в Азербайджане, правда, в других временных рамках. Говоря о сегодняшнем уровне образования, мы обычно сравниваем его с образованием советского периода, так как до того, надо признать, в этой сфере в нашей стране была почти беспросветная брешь. Все выдающиеся азербайджанцы досоветского времени либо выучились за границей, к примеру, в небезызвестной Горийской семинарии, либо были выпускниками медресе (религиозные школы – авт.), либо вовсе неграмотные.

Так вот, сравнение советского образования с образованием современного Азербайджана пока что говорит в пользу первого (использованное в этом предложении «пока что» говорит об удивительной бесконечности надежды, присущей людям – авт.). И у этого сразу несколько причин.

Начнем с очевидного. Изменилось время, изменились идеалы, изменилась скорость жизни. Повсеместно распространяются технологии, различные гаджеты, развиваются соцсети, растут скорости мобильного интернета – все это поглощает львиную долю нашего времени, пока реальная жизнь проплывает мимо. Наверное, нет такого района столицы, где бы не были построены всевозможные молы и развлекательные центры, рестораны, кафе, клубы, в которых даже в будние дни яблоку негде упасть от наплыва посетителей… И там тоже все сидят с поникшими головами, уткнувшись в экраны своих смартфонов и довольно быстро зарабатывая остеохондроз и проблемы со зрением. Сегодня на вопрос «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» школьники больше не отвечают «космонавтом», «учителем», «врачом», они говорят «блогером».

Будущее, о котором писал Рэй Брэдбери в своем шедевральном романе «451 градус по Фаренгейту», уже наступило.


Но оставим в сторону романтику, хотя это тоже большой повод задуматься. Проблемы нашей сегодняшней системы образования трудно вогнать в рамки одной статьи. Это, в частности, тестовая проверка знаний, где можно поиграть в «угадайку», и качество учебников, где задания какие-то трехступенчатые, запутанные, порой по непонятной причине встречаются неграмотно написанные стихи неизвестных авторов с просторов интернета, а разного рода ошибки и вовсе отдельная тема для разговора…

Темы содержат такой объем информации, что даже мозг взрослого человека не в состоянии его хорошо усвоить. Приведу конкретный пример: в учебнике по предмету «Познание мира» 3 класс дана тема «Природа Азербайджана», которая заключает, вернее, должна заключать в себе четыре подтемы: «Рельеф Азербайджана», «Водоемы Азербайджана», «Животный мир Азербайджана» и «Растительный покров Азербайджана». Но на деле все это умещено всего-то на двух страничках. Вот и получается, что природу нашей страны школьники изучают галопом по Европам.

При этом использовать дополнительные пособия запрещается. По школам и классам ходит строгая комиссия, которая проверяет соблюдение этого запрета.

В классы общеобразовательных школ принимают большое количество детей, в некоторых их число превышает цифру 40. В то время как длительность урока по-прежнему 45 минут. Естественно, учитель не успевает за это время и опросить детей/проверить письменное домашнее задание, и выставить оценки, и объяснить новый урок, и задать домашнее задание. Что уж говорить о дисциплине и воспитании в раздутых классах. В таких условиях никакие образцы образования – ни советские, ни западные, ни даже африканские – не дадут результат. Европейская модель, которую мы так любим и к которой стремимся с вожделением, такого однозначно не предусматривает.


Еще одна проблема, о которой надо упомянуть, хотя бы вскользь – несмотря на внедрение аттестации, учителей, случается, принимают на работу вне конкурса. Даже тех, кто ранее провалил аттестацию…

За 20 лет в стране сменилось три министра образования, причем последние два сменили друг друга в течение четырех с хвостиком лет, а воз и ныне там. Напрашивается вывод, что дело не столько в личностях, занимающих этот пост, сколько в самой системе и… в нас самих. «Болонизация» отечественной системы образования или, проще говоря, ее переход к западным стандартам, прошла довольно неуклюже и превратилась для всех в уравнение со множеством неизвестных. Многие вообще до сих пор так и не понимают, что такое Болонская система и пресловутый куррикулум, и с чем их едят.

В той же России, с которой мы начали эту статью, все чаще предлагается переход к финской системе образования, которая давно и стабильно занимает лучшие позиции во всевозможных рейтингах и восхищает мировое педагогическое сообщество. Так, финская школа исповедует постепенную нагрузку, доведенную до максимума только для добровольцев, тех, кто очень хочет и способен учиться. Углубленное изучение одних предметов в ущерб другим не приветствуется. Домашнее задание задают редко: дети должны отдыхать. И родители, придя с работы, не должны заниматься с детьми уроками, педагоги рекомендуют вместо этого семейный поход в музей, лес или бассейн. Тут мы приходим к заключению, что «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь» – это и есть оптимальная формула обучения.

Также нет «плохих» и «хороших» учеников. Сравнение учеников друг с другом запрещено. В школе преподают только то, что может понадобиться в жизни. Логарифмы или устройство доменной печи не пригодятся, их и не изучают. Финны говорят: «либо мы готовим к жизни, либо – к экзаменам. Мы выбираем первое». Поэтому экзаменов в финских школах нет. Контрольные и промежуточные тесты – на усмотрение учителя.


Таким образом, выходит, что из всех европейских моделей образования мы, похоже, выбрали самую неудачную, и та подстроилась под наш менталитет.


Международные сравнительные исследования образовательных достижений учащихся регулярно выводят Финляндию в мировые лидеры по уровню среднего образования. Финские учащиеся особенно умело находят нужную информацию, критически оценивают ее и последовательно излагают свои суждения. Легко обращаются с различными текстами, анализируют и размышляют, любят читать, применяют эффективные стратегии чтения. Грамотные. Показывают умение решать сложные математические задачи, требующие развитого мышления. Демонстрируют способность объяснять природные явления, представлять доказательства, обоснованные выводы, сопоставлять точки зрения, и главное — применять полученные знания в жизни.


Финны сообща выработали принципы школьного образования и строго придерживаются их. Вот они:

Равенство школ. Нет элитных и простых, сильных и слабых школ. В самой крупной школе учатся 960 учеников, в самой маленькой — 11. Все имеют одинаковое оборудование, возможности и пропорциональное финансирование. Почти все школы — государственные, есть десяток частно-государственных. Разница — кроме того, что родители вносят частичную оплату, в повышенных требованиях к ученикам. Как правило, это своеобразные педагогические лаборатории, следующие выбранной педагогике (Монтессори, Френе, Штайнера, Мортана и Вальдорфская школы). К частным относятся и учреждения с преподаванием на английском, немецком, французском языках.


Равенство всех предметов. Углубленное изучение одних предметов в ущерб другим не приветствуется. Математика не считается важнее географии или искусства. Наоборот, единственным исключением для создания классов с одаренными детьми могут быть склонности к рисованию, музыке и спорту.


Равенство учеников. Финны не разделяют детей на разные классы в зависимости от их способностей и финансовых возможностей родителей. Одаренные дети и дети с дефицитом умственных способностей, которые считаются «особенными», учатся вместе со всеми. В общем коллективе обучаются и дети в инвалидных колясках. Финны максимально интегрируют в общество тех, кому требуется особое отношение. Нет «плохих» и «хороших» учеников, сравнивать учеников друг с другом запрещено. Правда, сами финны признали, что «демократичный подход и натаскивание слабых неблагоприятно сказываются на способных учениках», и пытаются найти выход. В школах нормой считается уважительное отношение к ученикам.

Детям с первого класса объясняют их права, в том числе право «жаловаться» на взрослых социальным работникам. Это стимулирует родителей к пониманию, что их ребенок — самостоятельная личность, обижать которую запрещено и словом, и ремнем.


Равенство родителей. Учителям нельзя задавать детям вопросы, связанные с местом работы, статусом и уровнем дохода их родителей. От родителей никакой специальной подготовки к школе не требуется. «Все хорошо, ваш ребенок замечательный», — говорят всем. Единственное, о чем заботятся, — достаточно ли времени проводят вместе ребенок и родители. Родители не должны заниматься с детьми уроками, педагоги рекомендуют вместо этого семейный поход в музей, лес или бассейн.


Равенство учителей. Нет «любимых» и «ненавистных» учителей. Учителя тоже не выделяют «любимчиков». Любые «отклонения от гармонии» чреваты расторжением контракта с таким учителем. Финские учителя должны лишь выполнять свою работу наставника. Все они одинаково важны — «физики», «лирики», учителя труда и физкультуры. В Финляндии учителей уважают, но не боготворят, не заваливают цветами на праздники, к ним редко ходят в гости после окончания школы. Финский учитель — скорее товарищ, помощник, эксперт.

Обучение «у доски» не практикуется, детей не вызывают пересказывать материал. Учитель коротко задает общий тон уроку, затем ходит между учениками, помогая им и контролируя выполнение заданий. Этим же занимается и помощник учителя (есть такая должность в финской школе). В тетрадях можно писать карандашом и стирать сколько угодно. Мало того, и учитель может проверить задание карандашом.


Почет, уважение, высокий статус учителей и повышенное внимание к их подготовкеВ Финляндии учителя — элита. Их социальный статус находится на уровне докторов и юристов. Подготовка финских педагогов включает множество курсов по методам преподавания и исследовательский компонент — будущие учителя самостоятельно разрабатывают новые методики, а затем в течение года проверяют их на практике в школах, сотрудничающих с университетом. В этих «университетских» школах тестируются инновационные педагогические практики. Освоение методологии исследований позволяет учителям развивать исследовательские навыки у своих подопечных.

Во время практики будущие учителя работают в группах, совместно планируют занятия, а затем оценивают результаты. В будущем они будут строить собственные уроки по аналогичной схеме. Для финских учеников работа над групповыми проектами и самостоятельная их оценка — обычная практика. Особый акцент при подготовке педагогов делается на том, как варьировать методики преподавания в зависимости от способностей и потребностей учеников. Педагоги учатся работать с учениками с особыми потребностями (например, с инвалидами). Большинство финских педагогов имеет две магистерские степени: одну в области педагогики, другую в области своей специализации.


Не соперничество школ и учителей, а сотрудничество. Конкуренция между школами, недостаточная автономность учебных заведений, постоянное тестирование учеников ради того, чтобы родители знали, какая школа лучше, губительны для образования. Если школы ориентированы на бизнес, а не на производство касающихся всех общественных благ, директора, как предприниматели, конкурируют друг с другом, при помощи одинаковых тестов хотят заполучить самых эффективных учеников. Когда образование подчиняют правилам экономики, выживают сильнейшие, а разрыв между преуспевающими и последними школами углубляется. В результате увеличивается количество частных школ, снижается уровень подготовки в других школах. В Финляндии реализовали противоположную идею: создали максимально равные условия для всех и избегающее конкуренции основное образование. И дали больше свободы школам и муниципалитетам.

Не получение учениками высоких баллов по тестам, а воспитание думающих, деятельных, творческих личностей. В стране принята 10-балльная система, но до 7-го класса применяется словесная оценка (посредственно, удовлетворительно, хорошо, отлично). С 1-го по 3-й класс оценки отсутствуют. Все школы подключены к государственной электронной системе Wilma — электронный дневник, к которому родители получают личный код доступа. Педагоги выставляют оценки, записывают пропуски, информируют о жизни ребенка в школе. Психолог, социальный работник, «учитель будущего», фельдшер тоже оставляют там нужную родителям информацию. Оценки в финской школе не имеют зловещей окраски и требуются только для самого ученика, для его мотивации в достижении поставленной цели и самопроверки. Они никак не отражаются на репутации учителя и школы, не портят районные показатели.

Каждый преподаватель самостоятельно разрабатывает систему тестирования для своих подопечных. Преподаватель отмечает, что у ученика получилось хорошо, а над какими навыками и знаниями стоит поработать, как это лучше сделать. Любой тест ученик может пересдать, предварительно разобравшись в материале под руководством учителя. Поскольку в финских школах нет стандартных оценок, там нет и деления на «отличников» и «двоечников», учеников не сравнивают друг с другом. Если финский ученик чего-то не понимает, учитель не отделывается от него плохой оценкой, а проводит дополнительные занятия. Цель финской школы — не оценить, а научить ребенка.

Источник: Ахар.аз, материалы в открытым доступе

06 Апр
16:50