Суббота , Май 25 2019

Ведь разбазарили и деньги, вложенные в банки

Главным событием в этом году стал, безусловно, указ президента Ильхама Алиева, решивший один из самых болезненных социальных вопросов – проблемных кредитов. Соответствующий указ президента разрулил создавшуюся сложную ситуацию и расставил все точки над I. Приветствуя это важное решение, известный эксперт Акрам Гасанов напоминает еще об одной важной проблеме – невозвращенные вклады обанкротившихся банков.

Вот уже два года А.Гасанов возглавляет комитет кредиторов обанкротившегося Bank Standard.

Сегодня опытный юрист решил поделиться с читателями haqqin.az своими мыслями вокруг ситуации с ликвидацией обанкротившихся банков.

Акрам Гасанов разоблачает Фонд и Палату

Сразу же отмечу, что в целом процесс ликвидации обанкротившихся 12 банков проходит достаточно скрытно. Ликвидатор в лице Фонда страхования вкладов настойчиво отказывается переходить на прозрачный стиль работы. Видимо, не сам по себе Фонд отказывается от прозрачности своей деятельности – за этим ведомством зорко наблюдает Палата по надзору за финансовыми рынками страны, которая обычно так и ищет что-нибудь для зацепки. Даже судебные решения Фонд не всегда исполняет, на что не всякая структура может решиться. Зато этим часто злоупотребляла Палата еще при Руфате Асланлы, уволенном за грубые ошибки и коррупции. 

Задача фонда-ликвидатора в принципе проста – поскорее продать имущество банка и вернуть выданные им кредиты, а затем распределить вырученные таким образом денежные средства между кредиторами, в том числе незастрахованными вкладчиками. Но беда в том, что без должного контроля такая деятельность создает благоприятное поле для коррупции. И Азербайджан здесь не может составлять исключения. Ведь можно продать имущество банка практически за гроши (возможно, и с «откатом»), за определенную мзду пойти на уступки заемщикам банка, нерационально или с учетом собственных интересов тратить средства банка на его ликвидацию. Все это и должна контролировать Палата, но все это мы и наблюдаем на практике в течение долгого времени.

Кроме того, чтобы всего этого не было, в цивилизованном мире процесс ликвидации банка проходит под контролем суда и комитета кредиторов. У нас, в частности, этот процесс контролирует Апелляционный суд. А что касается комитета кредиторов, то он создан только в пяти из 12 закрытых банков. Фонд упорно не хочет их создавать в оставшихся банках, несмотря даже на увещевания Апелляционного суда. А ведь комитет кредиторов – участник судебного процесса по ликвидации банка, и это обеспечивает состязательность процесса. Иначе суду придется просто утверждать все, что предоставляет Фонд, причем даже наперекор интересам вкладчиков.

Фонд, к примеру, ежеквартально должен предоставлять суду обновленный план ликвидации и финансовый отчет. Но план почему-то предоставляется уже после завершения соответствующего квартала, хотя закон предписывает делать до этого. Собственно говоря, что и следует из значения слова «план». Кроме того, закон обязывает Фонд предоставлять данную информацию и кредиторам, независимо от наличия их комитета. Однако Фонд до сих пор не исполняет и эту обязанность. Дошло до того, что вкладчик одного из банков даже выиграл у Фонда судебный спор по данному вопросу, но последний не торопится исполнять решение суда.

Пусть не сочтет читатель это нескромным, но комитет кредиторов Bank Standard однозначно является самым активным из всех действующих. Тем не менее, даже этому комитету приходится довольно трудно. Ситуация с банком очень тяжелая – только у физических лиц в банке все еще остаются порядка 150 млн манатов незастрахованных вкладов, а у юридических лиц – в три раза больше. Но при задолженности банка на сумму 1,2 млрд манатов его реальные активы (рыночная цена имущества плюс обеспеченные кредиты) не достигают даже 200 млн манатов. Это связано с тем, что подавляющее большинство (почти 60%) кредитов банка в свое время было выдано без всякого залогового обеспечения. Но это не облегчает жизнь обезденеженных вкладчиков.

Кстати, в ликвидационном плане банка, утвержденном Верховным судом, также говорится, что причиной банкротства является повальное нарушение на протяжении долгого периода законодательства и требований Центробанка, в основном в сфере кредитования. Виноваты в этом, конечно, в первую очередь акционеры и менеджмент банка. Но не только. В их числе и Центробанк, не выполнивший должным образом функцию банковского надзора. А данная функция, конечно же, предполагает защиту интересов кредиторов банка. Кстати, ЦБ и по сей день скрывает акты проверок банка. Кроме того, в банке несколько лет не проводился внешний аудит. Аудитор в лице KPMG трижды письменно обращался в Центробанк с жалобой по этому поводу, но последний никак не отреагировал на сигнал, что следует из заявления Аудиторской палаты страны. Между тем сам KPMG тоже небезгрешен. За пару лет до банкротства банка аудиторы существенно занизили убытки, высоко оценив качество кредитного портфеля банка. А уже после банкротства снизили оценку того же кредитного портфеля почти в 10 раз! Вот какие бывают аудиторы.

что за игру затеял Центробанк?

И наконец, большая доля вины ложится на Палату по надзору за финансовыми рынками и назначенное этим госведомством временное руководство Bank Standard при попытке санации последнего. Так вот, при этом процессе банк потерял еще 150 млн манатов плюс непонятно куда делись выделенные государством по настоянию бывшего главы Палаты Руфата Асланлы на спасение банка 115 млн манатов. Именно поэтому ряд вкладчиков подал в суд иск против Центробанка, Палаты и KPMG с требованием возместить нанесенный ущерб. И они намерены пойти до конца!

Да и до банкротства у банка было имущество, за счет которого можно удовлетворить требования кредиторов на сумму, составляющую 2/3 их требований. В основном это, конечно же, выданные кредиты. Пусть даже беззалоговые. Кредитный портфель банка составляет примерно 700 млн манатов. За ними стоят тысячи и тысячи заемщиков. Однако почти 90% этого портфеля приходится на долю менее 200 заемщиков. Нетрудно понять, что речь идет о так называемых кредитных олигархах. По утверждению Фонда, он ведет более 2000 судебных процессов против заемщиков Bank Standard. Хотя из «Электронного судебного портала», созданного по инициативе главы государства, следует, что Фонд не ведет даже 20% от заявленных дел. Комитет требует предоставить список судебных дел, но Фонд отказывается, хотя никакой тайны в этом нет. Ведь в указанном портале публикуется информация о всех процессах. Видимо, Фонду есть что скрывать.

Но страшнее другое. Даже если верить Фонду, процессы, которые он ведет, не охватывают и 40% кредитного портфеля. Он тратит столько времени и сил против мелких заемщиков, хотя, подав в 10 раз меньше исков против крупных заемщиков, можно вернуть 90% кредитов?! Но он упорно не делает этого. Правда, в Фонде говорят, что по ряду кредитов уже обратились в правоохранительные органы. Но разве это отменяет необходимость подачи иска в суд. И самое непонятное: Фонд скрывает список судебных дел и заемщиков, по которым якобы обратился в правоохранительные органы, даже от Апелляционного суда, который призван контролировать процесс ликвидации банка. Короче, по самому главному вопросу – возврату кредитов – Фонд всячески избегает отчетности и контроля. В то же время прощает задолженности ряду заемщиков. Только в последнем квартале прошлого года Фонд простил каким-то заемщикам задолженность на общую сумму 1,2 млн манатов. Но кому и почему, неизвестно. Даже суд не информируют.

Известно, что владельцами обанкротившейся компании являются его кредиторы. Следовательно, хозяева Bank Standard – его кредиторы, включая вкладчиков. Руководители же Фонда – наемники, призванные работать в интересах кредиторов. А потому должны обеспечивать прозрачность. А между тем комитету не предоставляется даже список кредиторов, хотя он призван координировать кредиторов (а их в банке около 45 тыс.). Недавно Фонд указал в ликвидационном плане банка, что часть вкладчиков отказалась от своих вкладов. Речь идет о нескольких миллионах манатов! Но как поверить в это, может, им просто вернули средства вне очереди? У комитета ведь нет перечня кредиторов с суммой их требований, а также перечня заемщиков с суммой их долга и динамики возврата ими своей задолженности. Откуда узнать, кто и сколько вернул, а также куда Фонд дел эти деньги. Получается, что хозяева компании – одни, а его руководство без их ведома получает средства и куда-то их тратит! Такая вот здесь прозрачность и подотчетность.

Много нареканий вызывает и вопрос продажи имущества банка. Да, тут Фонд более прозрачен, хотя бы аукционы проводит. Но продает только движимость – автомобили, банкоматы и т.п. А основное имущество – недвижимость – почему-то не продает. Объясняют это тем, что, видите ли, нет покупателей. Смешной аргумент. Как это можно знать наверняка без проведения аукционов? Ведь постоянно проводятся аукционы для приватизации гособъектов, и порой действительно никто не покупает. На то и есть аукционы.

Вот еще символичный момент: руководство Фонда не поверило нам, что оно ежеквартально тратит примерно 40 тыс. манатов только на охрану недвижимости банка. И только представленный и подписанный руководством документ заставил это признать. В целом же Фонд ежеквартально тратит на ликвидацию банка 1 млн манатов. Сюда помимо охраны входит зарплата работникам, закупка товаров и услуг и т.п. А ведь банк ликвидируется уже два года, и когда он будет ликвидирован окончательно, никто не говорит. Сколько же миллионов уйдет только на его ликвидацию. Да одних только этих средств хватило бы для решения проблем тысяч мелких вкладчиков. Такой запах разбазаривания средств должен бы привлечь внимание и правоохранительных органов. И контролирующие структуры могут поинтересоваться, почему Фонд, как правило, не проводит тендеров для закупок товаров и услуг, а работники для ликвидации банков привлекаются не на конкурсной основе. В результате уровень не только качества, но и грамотности их оставляет желать лучшего.

И вот наглядный тому пример: изначально Фонд указывал, что ликвидация банка будет завершена в конце 2019 года, мол, более длительный срок сделает процесс неэффективным для кредиторов. А в конце 2018 года Фонд включил в ликвидационный план пункт о том, что не успевает, и процесс завершится аж в конце 2021 года. Получается, что неэффективность длительного срока для кредиторов уже не принимается в расчет. Может, для самого Фонда продление срока и эффективно – можно несколько лет делить шкуру убитого медведя.

Да, качество управления в Фонде оставляет желать лучшего. Так, недавно был просрочен срок подачи апелляционной жалобы по судебному делу. Причину Фонд указал позднее в ходатайстве в суд о восстановлении срока «большой рабочей нагрузкой и недостатками в документообороте». Суд, конечно же, не счел эти причины уважительными и срок не восстановил. И такая организация занимается возвратом кредитов обанкротившихся банков! Неспроста все же Фонд скрывает список своих судебных дел, иначе станут известны и прочие, мягко говоря, ошибки, которые обходятся кредиторам в миллионы невозвращенных денег.

Но не ко всем Фонд так неблагосклонен, чему немало примеров. Ранее Фонд решил вне очереди вернуть средства Фонда развития предпринимательства (более 20 млн манатов), но рьяные протесты комитета заставили отказаться от этой затеи. А теперь в ликвидационном плане предусмотрено вне очереди вернуть средства уже Центробанка (более 150 млн манатов). В свое время Центробанк выдал Bank Standard кредиты на сотни миллионов, за счет которых были прокредитованы «кредитные олигархи», которые частично обеспечили их залогами. Но, обратите внимание, одни и те же предметы заложены заемщиками и в пользу Центробанка по долгу Bank Standard перед последним. При этом право последнего на эти залоги имеет приоритет перед правом Bank Standard (старший и младший залогодержатель). Здесь ярко высвечивается выданный Центробанком целевой кредит Bank Standard, чтобы последний, в свою очередь, прокредитовал неких лиц. Поэтому эти лица и заложили одни и те же предметы как в пользу Центробанка, так и в пользу Bank Standard. Но Центробанк не имеет права выдавать целевые кредиты! Впору и этим вопросом заняться правоохранительным органам.

А теперь, когда кредитные олигархи под нажимом правоохранительных органов частично возвращают кредиты, Фонд собирается передать их Центробанку – старшему залогодателю. А это уже полное самоуправство и очевидный правовой нигилизм! Ведь кредитные олигархи лишь частично обеспечили свои кредиты залогом, и даже после реализации этих залогов Центробанк – старший залогодержатель – получит свои средства лишь частично. А Bank Standard – младший залогодержатель – не получит с реализации ничего. Хотя по оставшейся задолженности банка перед Центробанком последний такой же кредитор в последней очереди, как и незастрахованные вкладчики и юридические лица. Но, в любом случае, старший залогодержатель имеет право на получение своих средств лишь на основе реализации залогов. Если же заемщики добровольно (пусть и под нажимом) возвращают кредиты, возвращенные средства должны поступить в общую конкурсную массу. Но и эти азы цивилистики собираются нарушить. Не трудно себе представить, как же в таком случае обстоят дела в прочих ликвидируемых банках, где и комитета кредиторов нет, либо он не так активен.

К сожалению, даже Апелляционному суду, призванному контролировать Фонд, не удается урезонить последнего. Так, суд утвердил квартальные ликвидационные планы банка за 2018 год только в декабре прошлого года, то есть постфактум. А все потому, что Фонд упорно отказывался вносить требуемые судом правки. В итоге суд утвердил планы, за исключением ряда пунктов. Хотя по закону суд должен либо утверждать план, либо отклонять. Неконструктивно-агрессивное поведение Фонда даже суд ставит в неудобное положение. Ведь Фонд еще могут обвинить в затягивании процесса. Поэтому суд утверждает даже ряд незаконных моментов в ликвидационных планах.

И особо тут надо сказать о Палате по надзору за финансовыми рынками, являющейся фактическим руководителем Фонда. На судебных процессах Палата демонстрирует полное единодушие с Фондом. Складывается впечатление, что Палата дает Фонду некие общие установки, а последний по своему разумению реализует их. И все беззакония и злоупотребления совершаются ими совместно. А кредиторы уже окончательно потеряли веру в эти органы.

Мы очень надеемся, что после решения вопроса с проблемными кредитами населения руководство страны обратит внимание и на проблемы кредиторов, особенно вкладчиков обанкротившихся банков. Дело даже не в том, что у вкладчиков больше морального права ждать помощи от государства. Ведь они не брали деньги, а наоборот, вкладывали их в банки, а значит, и в экономику страны. И их деньги самым бесстыдным образом разбазарили. При этом кредиторы и вкладчики не просят государство о финансовой помощи, как это делают заемщики (хотя было бы неплохо помочь престарелым и больным вкладчикам получить свои кровные деньги). Они просят обеспечить законность и прозрачность процесса ликвидации обанкротившихся банков. А это обязанность любого государства, даже социально неориентированного. От того, как будет решен этот вопрос, зависят инвестиции и кредиты в нашу экономику.

Источник

08 Мар
15:27